"Я сейчас умру"

В очереди

Рита Абрамова: 
Мы встретились с нашими знакомыми и пошли в Дольфи. Было 11 часов вечера, мы хотели зайти, но охранники нас не пустили, сказали, что еще слишком рано. Мы немного погуляли, а потом вернулись. Там была уже довольно большая очередь. Мы в нее встали. В это время те ребята, с которыми мы пришли, отошли в сторону что-то купить, а мы стояли вдвоем с Симоной. Мы стояли и держались за руки, потому что я хотела продвигаться вперед. Мы продвинулись почти к середине, когда зазвонил мой телефон. Тот, кто звонил, молчал в трубку. Молчал-молчал и отключился. Мы с Симоной стали обсуждать, кто бы это мог быть из всех ребят и девочек, которых мы знали.

И тут раздался взрыв. Это было внезапно, я такого никогда в жизни не видела. Я увидела оранжевый… огонь, я не знаю, что это было, но мне как-то сразу стукнуло в голову, что это именно теракт, и первая мысль была - я сейчас умру, наверное. Вторая - бедные мои родители, когда они об этом узнают, им, наверное, будет очень тяжело.

Аня Синичкина: 
Мы подъехали к Дольфи без пятнадцати одиннадцать - раньше, чем всегда. Было еще непривычно пусто. Но потом за каких-то двадцать минут собралось столько людей! Было очень много ребят - около киоска, на стоянке, перед входом... Около входа стояло человек триста.
Во-первых, бесплатный вход. Во-вторых, 1 июня - День Защиты детей. Кстати, международный. Я не знаю, как он отмечается, но многие решили его отметить на дискотеке. У кого-то выпускной, у кого-то день рождения...
Я в Дольфи с 17 ноября - с открытия - бывала каждую пятницу. Все знали друг друга в лицо. Мы там встретили много хороших знакомых.
У Нади сразу улыбка расцвела. Мы все время смеялись и разговаривали - Надежда, я, Вика, Ира Осадчая.
Вдруг я увидела Илюшу. Я говорю: Илюша, что случилось, почему ты здесь? А он мне отвечает: да вот мы решили последний раз в Дольфи сходить, и потом поедем в "Yellow". И у него такое злое лицо…
Я говорю: Илюша, что-то не так? А он мне: после дискотеки поговорим. Я говорю: что случилось? Скажи сейчас. Он - мне: я тебе сказал - после поговорим! Потом вдруг говорит: помни, что я тебя любил и всегда буду любить. Я говорю: ты что, больной, - такое говорить? А он мне отвечает: ты какая-то странная в последнее время. И я ему сказала: я тебя тоже люблю. Илюша в этот день был таким красивым! Он постригся, купил себе новую красную майку, новые штаны, новые туфли. Я ему говорю: Илюша, ты такой красивый сегодня! О чем ты хотел поговорить? А он: ничего, я просто посмеялся.
Мы посидели, и Рома… Рома у нас был любитель девушек. Он мог встречаться со всеми девушками сразу. Рома увидел кого-то в толпе. И потянул с собой Илюшу здороваться.
Девушек только до двенадцати пускали бесплатно. В пять минут первого пришлось бы платить. И поэтому столько много было около входа именно девочек. Парни пропускали их вперед. Своих девушек, не своих, знакомых - привыкли пропускать их первыми, чтобы они прошли бесплатно. Мы сидели на корточках, потом встали. Я сейчас благодарю Бога, что встали, потому что, если бы не встали, то осколки, которые попали в ногу, не дай Бог, попали бы в голову.
Я стояла сбоку с Илюшей почти за руку. Илюша стоял прямо около входа. Я ему сказала: Илюша, иди сюда, я хочу тебе пару слов сказать. Он мне говорит: после дискотеки поговорим. Я подхожу, нас спрашивают - сколько вас? Илюша оборачивается, говорит - ой, нас много, человек двадцать. Мы стоим, еще минута прошла. А потом я не помню, что было. Взрыв. Долгое время я не могла спать - закрывала глаза, и у меня в глазах была эта вспышка. И в ушах стоял звон.

Максим Мальченко: 
Когда мы подошли к Дольфи, было много народа. В одиннадцать обычно начинали уже запускать.
В этот раз должен был открыться третий, новый зал, и поэтому там были какие-то технические неполадки, как говорится, догоняли все "под шик". И поэтому дискотека открылась позже, минут на пятнадцать.
На дискотеки очень трудно пробраться в числе первых, потому что все хотят быть первыми. Но поскольку у меня там были знакомые, я и мои друзья всегда раньше всех.
На что я обратил внимание - так это на поведение Лешки (Алексей Лупало). Он как-то странно себя вел в этот день, обычно он был закомплексованным, стеснялся, а тут вдруг стал таким раскованным, словно ему на все наплевать.
Мы стояли возле заборчика у входа. Девчонка, которая запускает, спросила, сколько нас человек, я пересчитал - нас было шестеро. Она говорит: о'кей, заходите. И только она это сказала, как прогремел взрыв.

Полина Харитонская: 
Возле дискотеки мы встретились с еще двумя нашими подругами, и уже вчетвером продолжали ждать открытия. Подошли еще четыре девчонки, и среди них я узнала свою подругу детства Аню Казачкову. Я была очень рада ее видеть. Со дня нашей последней встречи она очень изменилась - отрастила длинные волосы, начала краситься. Она повзрослела, так же, как и я. В тот вечер Аня была очень веселая. Со своими тремя подругами она стояла в двух метрах от меня, оттуда все время слышался смех. Потом подошли еще наши знакомые девчонки, с одной из них - Лианой Саакян - я училась в одной школе. Мы все с нетерпением ждали открытия дискотеки. Я то и дело поглядывала в Анину сторону. И только где-то в полдвенадцатого начали запускать. Стало еще больше шума, смеха… Время подходило к двенадцати, а до этого всем девчонкам надо было зайти. Все стали спешить, в толпе началась небольшая давка. Мы встали почти около самого входа сбоку. Все шутили, смеялись. Впустили примерно человек десять, если не меньше, как вдруг, откуда-то сзади раздался глухой, но очень громкий звук: "Бум". Это было совсем недалеко от того места, где стояла Аня Казачкова с подругами.

Катя Пелина: 
Я была там со своей подружкой Ларисой. Мы стояли уже в очереди в кассу, и я кричала, что не хочу никуда идти, требовала, чтобы мы поехали домой. Я видела, что она тоже хочет уйти, но как-то замешкалась и говорит: "Мы такой путь проделали, вот сейчас мы уже все здесь, так зачем уезжать…". В эту секунду позвонил папа, и спросил, как дела и где мы. Я ему ответила, что мы уже у входа. Тут подходит Ира и говорит: " Ну что, девчонки, заходим, а то скоро уже двенадцать". Я попрощалась с папой, положила телефон в сумку, и мы стали пробиваться к входу. Потом Лариса мне что-то хотела сказать на ухо, развернула к себе лицом, приобняла… И тут прогремел взрыв. Что-то резко обожгло мою ногу. Было такое ощущение, что горячий воздух откуда-то снизу попал в меня. И я увидела, как мое тело быстро отдаляется от Ларисиного. И больше я ничего не помню. Вплоть до того момента, как я очнулась на земле.

Сергей, двоюродный брат Яна Блума, бармен в Дольфи: 
За несколько минут до взрыва мы стояли вместе у входа, болтали. Потом Яна послали проверить машины, стоявшие у "Дольфи" - нет ли там бомбы. Он проверил, все было в порядке. Вернулся, а через несколько секунд - взрыв.

Виктор Комоздражников: 
Только мы приехали, Диаз снял каску, слез с мотоцикла. А я сижу и не выключаю двигатель, жду его. Я стоял сбоку с левой стороны напротив входа. Он мне говорит: я сейчас вернусь. Перед зеркалом от мопеда поправил прическу и пошел в очередь. Смотрит - Наташи пока нет. Тогда он попросил мой мобильник, чтобы ей позвонить. Я говорю: у меня там мало разговоров, как я тебе могу дать? Он мне говорит: я тебе потом новую карточку куплю. Он ей позвонил, а она ответила, что стоит около самого входа, возле этих железных заграждений. Они поговорили. Последнее, что я помню - он стоял лицом к зданию Оперы, и вот он поворачивается ко мне, с телефоном в руках, и говорит: "Витя, подожди, Наталья уже выходит". И только он сказал слово "выходит" - и вот эта вспышка с земли.

Надежда Деренштейн: 
Возле Дольфи мы встретили еще двух девчонок знакомых - Вику (Агуренко) и Ирину (Осадчую). Посидели, поприкалывались. Потом Илюша подошел с Ромой: ну что, будем заходить? Мы говорим: давайте! И начали понемножку продвигаться. Анька куда-то отошла. А я обернулась и искала глазами еще кого-то знакомых, потому что знала, что в этой дискотеке много ребят из нашей школы. И тут произошел взрыв. Я увидела с правой стороны розовую вспышку, и раздался крик девчонок, на меня повалились тела - и это последнее, что я помню. Я, наверное, на какое-то время все-таки потеряла сознание.

Раиса Белалова: 
Я говорила подругам - пошли в начало очереди. Они мне ответили, что не хотят идти туда, а я им говорю - ладно, вы как хотите, а я иду. И только отвернулась от них, чтобы пойти, как раздался взрыв.

Саша Белалов: 
Я чуть дальше от сестры стоял с подругой, и ждал, когда подойдет наша очередь. Просто стоял и ждал. И тут раздался взрыв.