Год Дельфина

30.05.2002 | Александр Риман 

Год Дельфина, или О способах борьбы с представителями "параллельной цивилизации"

"Дельфинов принято относить к разряду самых умных животных. Одно время много писали о том, что их сообщество - это параллельная человеческой цивилизация на нашей планете. Однако в настоящее время далеко не все специалисты согласны с тем, что эти животные обладают развитым интеллектом".
С. Мазуркевич "Энциклопедия заблуждений. Зверьё наше". М., 2002, с. 91.

Накануне первой годовщины трагедии в тель-авивской дискотеке "Дольфи" на средства бизнесмена Михаила Черного в Иерусалиме была издана книга "Дельфинариум: джихад против детей". Я бы назвал её иначе: "Чёрная книга "русской алии". Том 1". Дело в том, что наше Министерство иностранных дел до сих пор спорит с канцелярией Главы правительства о том, у кого из них больше полномочий на проведение разъяснительной работы за границей. А тем временем уровень эффективности израильской пропаганды, особенно на европейском континенте, находится вблизи абсолютного нуля. Быть может, словосочетание "чёрная книга", напомнит цивилизованным европейцам о временах Холокоста. Тем более, что редактор книги о "Дельфинариуме" - Татьяна Разумовская - работала в архиве "Яд ва-Шем".

Но, так или иначе, сделано большое дело. Книга профессионально составлена Дмитрием Радышевским и Полиной Лимперт, текст иллюстрирован отличными фотографами Борисом Криштулом и Борисом Равичем, чьи материалы постоянно появляются на страницах "Вестей". Да и вообще, цитаты из "Вестей", посвящённые трагедии в "Дельфинариуме, занимают в книге очень важное место наряду с отрывками публикаций из других русскоязычных газет и интернетовских сайтов.

Главное достоинство книги в том, что она правдива, то есть не изуродована ножницами костлявой старухи, по имени "политкорректность". Впервые о "парижском политбюро", негласно решающем, о чём в "свободном мире" писать можно, а о чём нельзя, рассказал писатель Владимир Максимов, главный редактор журнала "Континент", эмигрировавший на Запад в 1974 году. По странному совпадению, именно на Францию как на эталон западной политической стерильности указывает и современный публицист Максим Соколов в статье "Неуправляемая демократия". Эта статья была опубликована в московских "Известиях" вскоре после первого тура президентских выборов во Франции. Пытаясь объяснить причину успеха лидера "Национального фронта" Жан-Мари Ле Пена у французских избирателей, Максим Соколов пишет:

"Самой великой их (французов - А.Р.) глупостью оказалась краса и гордость современного Запада, она же - политкорректность. Установив, что... быстрая ориентализация и в некотором роде варваризация ведущих западных держав может порождать известные сомнения, недоумения и даже проблемы, Запад изобрёл универсальное средство против этих проблем, заключающееся в строгом табу на их обсуждение. "В СССР секса нет!" - а в Европе нет варваризации (а ещё там нет антисемитизма - А.Р.). Во всяком случае, всякий западный политик, претендующий на респектабельность, точно знает, чего у него в стране нет и о чём говорить ни при какой погоде нельзя".

Нет необходимости напоминать, что и любой израильский политик знает это не хуже. Любая ошибка чревата "отключением от питания" и в прямом, и в переносном смысле слова, о чём постоянно напоминал своему оппоненту злодей-экспериментатор из книги А. Беляева "Голова профессора Доуэля". Я был, мягко говоря, сильно удивлён, когда 2 июня прошлого года услышал, как журналистка Орли Вильнаи вела репортаж из больницы "Ихилов", где мучились раненые дети, но при этом большую часть эфирного времени она посвятила "буйству толпы евреев, пытающихся прорваться к мечети на тель-авивской набережной".

Такое поведение журналистки не было чем-то необычным. Каждый раз, когда беспристрастная телекамера фиксирует жуткие подробности очередного теракта, суетливые дяди и тёти с микрофонами в руках решительно пресекают любую попытку пострадавших или свидетелей кровавого происшествия хоть как-то выразить свои эмоции и личное отношение к тем, кто организовывал взрывы или своей мудрой политикой довёл страну до состояния войны. Вместо этого, например, после теракта в Ришон ле-Ционе вечером 22 мая репортёров больше всего интересовало, во что был одет террорист и в какой цвет он покрасил волосы. Результатом столь глубокой разработки темы был броский заголовок на первой странице газеты "Маарив" на следующее же утро: "Террорист с обесцвеченными волосами взорвался рядом с игравшими в шахматы".

...Лет через сто какие-нибудь историки будущего на основании этого заголовка смогут вполне аргументированно утверждать, что в начале XXI века на берегу Средиземного моря шла кровопролитная война между панками и шахматистами. Национальная принадлежность террористов и пострадавших давно уже не интересует ивритоязычную прессу Израиля. Впрочем, не всегда... Когда 20 марта нынешнего года недалеко от Афулы был взорван рейсовый автобус, один из репортёров бросил прочувствованную фразу: "К сожалению, среди пострадавших были и израильские арабы". По поводу гибели евреев он не сожалел. По крайней мере, вслух. Но и это ещё не всё. На следующее утро журналист "Коль Исраэль" Хаим Зисович всячески пытался преуменьшить значение слов министра здравоохранения Дагана, побывавшего на месте происшествия и видевшего радующихся арабов из близлежащих деревень.

К счастью, составители книги о теракте в "Дельфинариуме" не пошли по пути своих ивритоязычных коллег. Начну с самого впечатляющего, на мой взгляд, раздела книги: "Чтоб они поняли, какое это горе". В ней собраны высказывания пострадавших и родственников убитых детей, касающиеся способов борьбы с арабским террором: "Когда араб идёт взрывать израильтян, надо собрать всю его семью в какое-то место и тоже взорвать. И пусть весь мир будет кричать, что это жестокость. Но ведь мир не интересует, что арабы делают с нами. Когда случился взрыв в "Дольфи", написали, что у нас погибло 19 человек, и даже не сказали, что это были дети. А когда несколько месяцев назад у них погиб подросток - один! - палестинцы такой шум на весь мир подняли, что этот бедный несчастный ребёнок погиб от рук израильтян" ("Дельфинариум...", с. 108).

Это сказала Полина Валис, девушка 18-ти лет. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: в результате теракта 1 июня осколки вонзились Полине в спину и в руку. У неё вырваны куски мышечной ткани в области колен на обеих ногах, повреждена барабанная перепонка, в стопе - осколок... Не желаете ли побеседовать с этой "еврейской экстремисткой", господа западные дипломаты? Хотя у вас, наверно, есть более важные дела - предоставлять свои машины палестинским борцам за свободу для провоза взрывчатки на территорию Израиля, как это выяснилось в пятницу, 24 мая на КПП "Эрез".

Конечно, арабы - хорошие воспитатели. Они наилучшим образом продемонстрировали всю бредовую сущность идеи мирного процесса и принципа "два государства - для двух народов" на крошечном клочке суши между Иорданом и Средиземным морем. Оказалась сильно подмоченной и всемирная идея "пролетарского интернационализма". Её усиленно пропагандируют деятели Социалистического интернационала, которые через гуманитарные организации Европейского союза практически открыто финансируют палестинский террор... Говорит Ольга Тагильцева:

"Раньше я была интернационалисткой, я спокойно относилась к представителям всех национальностей. Мне было без разницы - палестинец, араб... Я не интересовалась политикой. А теперь я не могу так к ним относиться. Как я могу, если у меня ещё будут дети, говорить им о том, что надо всем жить в мире? Как?!" ("Дельфинариум...", с. 103). ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: единственная дочь Ольги Тагильцевой - Маша - была самой младшей из погибших в ту страшную ночь. Ей было всего 14 лет, и это была её первая поездка на дискотеку. И последняя. Она была совсем ещё ребёнком: "Мама, в чём мне пойти - в ботиночках или в босоножках", - спросила она Ольгу, уходя из дома. В Израиле Маша прожила всего два года...

Достоевский сказал когда-то, что высшая гармония не стоит слезинки даже одного замученного ребёнка. А сколько наших детей уже принесено в жертву кровожадному Молоху "мирного процесса"! Но современным идолопоклонникам на это наплевать. Они и дальше готовы идти к светлому будущему по трупам растерзанных детей и взрослых... Говорит Рита Абрамова: "В первую очередь я виню израильских политиков и вообще весь мир за то, что они на это не ответили. Решили промолчать. Как можно молчать, когда погибло столько детей? Когда столько девушек и юношей лежат в больницах, в то время как у всех детей - летние каникулы?" ("Дельфинариум...", с. 106).

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: Рита Абрамова, 17 лет. Металлический шарик, один из тех, которые чья-то заботливая арабская рука щедро засыпала в ёмкость с взрывным устройством, пробил девушке лёгкое и опустился в диафрагму. Она не могла дышать, из лёгкого долго откачивали кровь. Возможно, предстоит сложная операция по удалению шарика. Кроме того, у Риты тройной перелом руки, а в перебитой ноге, от бедра до колена, стоит стальная спица...

В повести Б. Васильева "А зори здесь тихие..." есть эпизод, в котором старшина Васков объясняет своим бойцам - таким же молодым девочкам, как и те, что погибли в "Дельфинариуме", - необходимость жестокого отношения к немцам: "Звери они, девчата, о двух руках, о двух ногах, а звери. Потому что преступили законы человеческие...". Говорит Катя Пелина: "Я ненавижу арабов. Они - нелюди. Их жалеть даже не надо, потому что они - безмозглые. Я считаю, что это большое стадо, в котором много паршивых овец. Единственно правильный выход - это война с ними. Потому что воевать рано или поздно придётся... Я хочу служить в армии и только в боевых частях. Не сидеть в кабинете с компьютерами, а убивать тех, кто приносит нам смерть" ("Дельфинариум...", с. 115-116).

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ: Катя Пелина, 16 лет. В ночь с 1 на 2 июня получила осколочные ранения и ожоги - совсем как на фронте. Кроме того, у неё повреждены нервы на обеих ногах, перебита артерия под левым коленом. У неё искалечено тело, но не утрачена ясность мышления, в отличие от многих наших высокопоставленных политиков. Шестнадцатилетняя девочка оказалась мудрее и прозорливее членов "митбахона", или "узкого кабинета" - Совета Трёх Мудрых Старцев, самому младшему из которых - министру обороны - в прошлом году исполнилось шестьдесят пять. Именно они сразу же после теракта приняли историческое решение в очередной раз проявить "ипук" (сдержанность). Первый отзвук этого "ипука" прогремел тем же летом - 9 августа в Иерусалиме.

Я был в тот день на улице Яффо, в нескольких сотнях метров от пиццерии "Сбарро", где снова погибли дети - только на этот раз вместе с родителями... Потом было убийство министра Рехавама Зеэви, расстрел бат-мицвы в Хадере, ракетные атаки на Сдерот и ещё очень много взрывов и обстрелов. И воевать серьёзно всё-таки пришлось - после пасхального погрома в Нетании, почти через десять месяцев после теракта в "Дольфи"... Сколько евреев уже заплатили своими жизнями за пересовско-шароновский старческий "ипук"? И сколько ещё жизней будет потеряно, пока подобная политика будет продолжаться?

Но, быть может, агрессивные высказывания наших детей объясняются их юношеским максимализмом и суровой израильской действительностью? Отнюдь! "Я их не боюсь, пусть они меня боятся. Мне, наверное, даже автомат не нужен. Я готова убивать их любыми способами, душила бы собственными руками... Это не люди, я даже не могу представить кого-то из них конкретно, так, банда фанатиков". Эти фразы принадлежат еврейской женщине из Нью-Йорка - Нелли Брагинской, чей сын - 38-летний Алекс - погиб 11 сентября 2001 года в одной из разрушенных башен-близнецов. Интервью с этой женщиной было опубликовано журналистом Григорием Кульчинским в приложении "Окна" 2 мая.

Могу сказать, что высказывание Нелли Брагинской меня не сильно удивило. Похожие фразы произносили почти все американцы, пробившиеся в эфир русскоязычного нью-йоркского радио, где я несколько раз выступал в еженедельной получасовой программе об Израиле. Да и в письмах, приходящих в Израиль из различных стран СНГ, евреи дают нашему правительству не менее радикальные советы. Они все чувствуют себя солдатами в войне, которую ислам объявил немусульманскому миру и, прежде всего, евреям. А "на войне как на войне" - утверждают политкорректные французы. Наша Устная Тора (Талмуд) выражается ещё конкретней: "Милосердие по отношению к жестоким неизбежно приводит к жестокости по отношению к милосердным". И ещё: "Пришедшего убить тебя - убей первым", - сказано в талмудическом трактате "Санхедрин" (Синедрион).

Именно эту мысль выбрал бывший руководитель ШАБАКа Яаков Пери в качестве эпиграфа своей книги, которая так и называется "Пришедшего убить тебя..." (Тель-Авив, 1999, иврит). В книге есть много интересных фактов и любопытных фотографий, одну из которых можно назвать знаковой - Я. Пери, улыбаясь, стоит рядом с Ясиром Арафатом и Джебрилем Раджубом. Получается, что и этот умудрённый военным и жизненным опытом человек в своё время находился в плену миротворческих иллюзий. Сегодня всем хорошо известно, что оперативная информация о готовящихся терактах, которую израильские спецслужбы передавали палестинским "коллегам", использовалась Раджубом и его подельниками для перепрятывания террористов.

...Сегодня вместе с нашими повзрослевшими детьми в жизнь вступают прозревающие дети и внуки миллионов израильтян, чьи мозги уже не удастся промыть идеями "ооновских" соглашений. Самые "продвинутые" отпрыски несостоявшихся миротворцев, например, сын Ицхака Рабина или дочь Эхуда Барака, уже нашли своё счастье за океаном. Остальные не доставят такого удовольствия Ясиру Арафату и защитят свою страну. "Теперь я отсюда не уеду" - так называется один из последних разделов книги о трагедии в "Дельфинариуме". Говорит Виктор Медведенко, отец 16-летней Марьяны, которая уже никогда не повзрослеет: "А теперь я скажу - и это ответ и шейху Насралле, и прочим, которые сказали: "Русские, убирайтесь домой!". Так вот, они добились прямо противоположного результата. Теперь меня отсюда ничем не вытащить. Я буду жить здесь и защищать эту страну, если придётся".

К этим словам уже нечего добавить. Как показали недавние бои в Шхеме, Рамалле и Дженине, трусливые подонки, прячущие свои физиономии под чёрными масками, не умеют воевать по-настоящему. Максимум, на что они способны - истреблять беззащитных детей и разрывать на куски обезоруженных солдат-резервистов. Но очень скоро арабы почувствуют на собственной шкуре силу ненависти подрастающего поколения израильтян. Они уже сейчас выражают свои чувства к нашим "партнёрам" в письмах к солдатам, воюющим на переднем крае. Кроме того, мы все с нетерпением ждём, когда израильская бюрократия позволит, наконец, завершить формирование репатриантского батальона "Алия". Я думаю, что Арафату лучше не стоит дожидаться дня, когда это станет свершившимся фактом. Его лучший друг, Леонид Ильич Брежнев, уже давно скучает по "дяде Яше"...

Газета "Вести", 2002 г. 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.