Цель терроризма — это внушать людям страх.

Цель терроризма — это внушать людям страх.

 

Не перестанем танцевать.

 

1 июня 2001 года в 23.45 у входа в тель-авивскую дискотеку "Дольфи" ("Дельфинариум") был совершен теракт, который унес жизни двадцати одного человека и искалечил жизни ста двадцати раненых.  Спустя тринадцать лет, многие из свидетелей того кошмара до сих пор не могут придти окончательно в себя. А для родителей, потерявших своих детей, жизнь остановилась ровно без пятнадцати двенадцать, в ту злополучную ночь.

Я побывала 1 июня 2014 года на ежегодном траурном мероприятии, устроенном выжившими и их друзьями на том самом месте, где тринадцать лет назад все случилось.

После того, как я вернулась домой, мне пришла в голову мысль рассказать о том, что случилось тогда, в летнюю ночь тем, кто никогда не слышал и не знал об этом не укладывающимся в голове из-за своей чудовищной жестокости, теракте. Для того, чтобы люди помнили и не забывали. Чтобы всегда были осторожны.

На месте трагедии со мной побеседовал Дима Гольдштейн – один из организаторов ежегодной поминальной церемонии.

Я. Дима, расскажи, кто устраивает ежегодный митинг? (я не про официальную часть) кто эти люди?

Д. Ежегодную встречу устраиваем мы со Светой Чичулиной, и те, кто хочет помогать. Разумеется, все происходит с разрешения родителей погибших.

 

Я. Почему было решено проводить это в таком формате?

Д. Формат концерта вернее мини – концерта и автопробега выбран не случайно, ибо мы и родители пострадавших, хотим, чтобы все это не забывали. Чтобы приходило всё больше и больше людей извне.

 

Я. Кто помогает - поддерживает - информационно, материально, согласовывая с городскими управлениями?

Д. Мы (организаторы) обычно проводим церемонию сами за свои личные деньги.  Но в этом году "Revizer", хайтек - компания в которой я работаю, изьявила желание выступить нашим спонсором.

 

Я. Кто приходит на ваше мероприятие?

Д. Разные люди, но в основном одногодки тех, кто здесь погиб. Была попытка привозить детей из Ришона -Ле Циона несколько лет назад, но для этого нужна помощь мэрии города, а помощь эта государственная структура оказала всего пару раз. Приходят родители погибших. Те, кто выжил, те, кто по чистой случайности не оказался на месте взрыва. В прошлом году были все. Министерство

абсорбции не проводило официальную церемонию в дату взрыва, потому что в прошлом году первое июня выпало на пятницу (прим. выходной день в Израиле). А мы провели.

 

Я. Кого бы вы хотели видеть на этом мероприятии?

Д. Как можно больше людей и прессы. Это нужно не для нас, это нужно для родителей погибших, потому что для них важна память об их детях.

 

Я. Цель проведения траурного митинга?

Д. Это не митинг, это что - то другое. Память, память и только память. И для того, чтобы показать, что несмотря ни на что "анахну лё нафсик лиркод" (прим. "Мы не перестанем танцевать").



Я. Твой взгляд на события, какие уроки следовало бы извлечь из трагедии правительству, обычным людям?

Д.  Историю нельзя забывать, потому что, как только она забывается, она повторяется. Сейчас все уже забыли, что это был День защиты детей...



Я. Проводятся ли какие либо акции помощи пострадавшим и их семьям, с целью поддержки?

Д. Нет, уже давно не проводятся. Но мы стараемся не дать истории стереться из памяти.

 

Я. Что в себе несет лозунг "ле нафсик лиркод" для тебя?

Д. Нас не сломать. Я приложу все усилия чтоб 1 июня не стерся в памяти людей. Это не теракт в "Сбарро" и не "Майкс Плейс". Это были дети в свой школьный выпускной.

 

Я. Дима, ты мне тогда говорил, что был на месте теракта в то самое время что все случилось. А Света Чичулина?

Д. Да, я был через десять минут после взрыва, а Света из тех, кто не пошел по каким –то причинам в "Дольфи" в тот вечера, хотя должен был быть.  Таких, как она было много. Света просто чувствует, как и я, что в этот день нельзя просто так сидеть в стороне.

 

Я. Скажи, есть те из выживших, кто не приходят на церемонию?

Д. Да, есть многие. Некоторые просто физически не могут,  некоторые сторонятся этого места.

Я. Как вы между собой общаетесь? Дружите с ребятами ранеными? С родителями погибших? Что вообще сейчас происходит у тех, кто остался в живых?

Д. Родители погибших меня и Свету уже знают много лет. С некоторыми из тех, кто там пострадал, дружу давно, а есть те, кого я вижу лишь 1 июня.

Например, 10 июня мы, как по давней традиции заведено, идём на День Рождения Ани Козачковой (прим. девочка 15-ти лет, погибшая в теракте). Её мама устраивает День Рождения Ани, как будто ей 16 вот уже 13 лет подряд. Это очень тяжело, но там на самом деле понимаешь всё.

 

Не хочется ударяться в мистику, но в тот вечер у многих родителей и самих детей действительно было дурное предчувствие. Некоторых от беды увели странные стечения обстоятельств. Как будто бы судьба играла свою жестокую игру, выбирая – кого забрать, а кого оставить в живых, нанеся нестираемый отпечаток пережитого.

Как вспоминает мама 15-ти летней Жени Дорфман, погибшей уже после взрыва в больнице, от ранений: "Евгения в последнее время была в очень удрученном состоянии. Я помню, как она мне сказала: "Мама, надо жить одним днем. Неизвестно, что будет с нами завтра".  

Анна, мама Ани Казачковой рассказывает: "Она уехала, а позже, днем, мне стало так плохо - не передать словами. Я чувствовала что-то непонятное, как будто я скоро сойду с ума. Думаю, неужели заучилась, заработалась? Я и спать не хотела, и делать ничего не могла. Убралась на кухне. В час ночи открыла книгу "Фармакология". Раскрываю ее - а там лежат Анины фотографии. Я сижу и смотрю на Аню - вот она маленькая, вот постарше...".

Говорит Виктор Комоздражников, друг Диаза Нурманова, погибшего на месте: "Мы поехали с Диазом на моем мотоцикле и договорились с Таней, что встретимся в 11 часов около "Мегаполиса". Они как раз в одиннадцать открываются. В пол-одиннадцатого мы выехали из дома. От моего дома до Дельфинариума, я как-то засекал, ровно семь минут езды. А в тот вечер мы ехали пятьдесят минут. То не было поворота налево, то не было поворота направо, и мы постоянно ехали кругами. Все время надо было поворачивать или ехать в объезд. В общем, в тот вечер мы приехали туда в двадцать минут двенадцатого."

В те тревожные дни в Израиле теракты происходили чуть ли не каждую неделю. Шла так называемая "Интифада Аль-Акса" - вооруженное восстание палестинских арабов против израильской власти на территории Западного берега реки Иордан и Сектора Газа.  В период с 2000 года по 2005 в терактах против израильтян погибли более 1000 человек, ранено более 5000. Страшные цифры.

Некоторые из родителей ребят, поехавших в ту ночь в "Дольфи" прямо говорили своим детям: " Сейчас слишком неспокойно, лучше остаться дома".  Но как не отпустить гулять своего ребенка, который весь год хорошо учился и хочет встретиться с друзьями по окончанию учебного года?

Чем именно выделяется из всех именно этот теракт у Дольфи? В первую очередь, что это было целенаправленное преступление против детей. Во - вторых - это акция была направлена против новых репатриантов.  Место было выбрано неслучайно - "Дольфи" была популярнейшая подростковая дискотека среди выходцев из СССР. Туда ходили дети-репатрианты, приехавшие в Израиль совсем недавно. Некоторые из них не прожили в Израиле и нескольких месяцев. Родители привезли их в надежде на лучшую жизнь на исторической Родине.

Известно, что русским евреям было непросто устроиться в Израиле в начале эмиграции. Разница в менталитете, плохое знание иврита - все это создавало препятствие к тому, чтобы чувствовать себя полностью как дома.  Большинство родителей этих ребят, имея за плечами прекрасное советское образование, были вынуждены работать на неквалифицированных рабочих местах, чтобы прокормить семьи. Жили более чем скромно. Начинать жизнь с белого листа, не имея ни финансовой ни языковой базы,  всегда непросто. А если на руках дети - задача становится сложнее в несколько раз.

Когда дети начали обретать на новом месте друзей, у них появлялись компании, где собирались по общим интересам и попросту весело проводили свободное время. Когда ребенок переставал быть одиноким и у него на лице вместо озабоченности появлялась радость - это облегчало тяготы родителей, тянувших эмигрантскую лямку.  Как можно не пустить ребенка к друзьям, когда благодаря им твой сын или твоя дочка потихоньку адаптируются к новой жизни?

Все случилось в 23.45 1 июня 2001 года. В первый день лета школьники пришли на дискотеку, чтобы отметить окончание учебы и повеселиться перед началом экзаменационного периода. Для большего привлечения внимания, было объявлено, что до 12 ночи вход девушкам бесплатный. И естественно, девушек оказалось больше, чем ребят. Все они ждали своей очереди на вход, когда….

Рассказывает Максим Мальченко: "Я этого террориста видел до взрыва. Мы с друзьями стояли в стороне. Я смотрю - стоит парнишка, разговаривает с охранником, и в руке у него сумка от барабанов. Я точно не помню, во что он был одет, но мне кажется, что не в куртку, а в такой длинный молодежный балахон с длинными рукавами, широкие штаны и кроссовки. Я обратил на него внимание, потому что у него была сумка в руках. Я еще сказал приятелям с усмешкой: с барабаном на дискотеку приперся! Что он тут будет с ним делать? Но с виду я бы никогда в жизни не сказал, что он похож на араба. Максимум – из бухарцев."

 

Эдуард Варзоров, 22-х летний военнослужащий бригады «Голани» чудом остался в живых после страшного взрыва у тель-авивского «Дельфинариума». По словам Эдика, он и двое его друзей оказались у «Дельфинариума» минут за десять до взрыва. Почти сразу его тренированный взгляд спецназовца определил среди стоящих у входа в дискотеку девчонок и ребят фигуру человека, внешний вид которого абсолютно диссонировал со всеми окружающими. Это был араб примерно 30-32 лет. Он был очень напряжен, при этом в его руках был явно не пустой чехол от тарбуки (так называется арабский барабан). Предположив неладное, Эдик подошел к одному из охранников и указал тому на странного посетителя молодежной дискотеки. Охранник отреагировал достаточно спокойно: мол, нечего волноваться, все нормально. Тем не менее Эдик подошел к арабу и заговорил с ним. На удивление, тот был настроен весьма дружелюбно, а на вопрос, зачем тому нужен ночью на дискотеке барабан, ответил, что его пригласили поиграть арабскую музыку. Что это была за «музыка», все, кто находился в тот злополучный вечер на площади у «Дельфинариума» услышали буквально через минуту. Эдик же, успевший отойти на несколько метров, обернувшись на безумный вопль «Аллах акбар!», разглядел «своего» араба, с силой ударяющего в «тарбуку», после чего раздался оглушительный взрыв…

(Александр Вальдман, газета "Новости)

Сразу после взрыва, наступила оглушающая тишина. А через мгновение, когда дым рассеялся, перед теми, кто остался в живых обнаружилась адская картина: кричали, горели девочки, вокруг лежали разорванные дети, кровью покрылось все на несколько десятков метров в диаметре.  

Дальше все было как в кошмарном, нереальном сне – сотрудники ритуальных служб собирали погибших, раненых отправляли в больницы, а родные и близкие тех, кто был в эпицентре взрыва метались между местом трагедии, больницами и моргом.

В течение нескольких дней после взрыва в Стране был траур – хоронили погибших.  Через восемнадцать дней в больнице скончалась пятнадцатилетняя Женя Дорфман от ранений.

Взрывчатка, приведенная в действие террористом была начинена медными шариками, гвоздями, кусочками арматуры. Все это для большего поражающего эффекта. У многих раненых в теракте до сих пор сидят в теле осколки, которые причиняют боль, отторгаясь организмом. Алена Шапортова, девочка, которая пострадала сильнее всех из тех, кто выжил, перенесла несколько тяжелейших операций, и чудом осталась на этом свете. Она осталась инвалидом на всю жизнь и долгие годы после взрыва она училась говорить, ходить, выполнять простейшие повседневные действия.  

Я стою у стены, на которой нарисованы два дельфина, выплывающие из цветка, в котором черным зияет цифра "21". Под рисунком надпись на иврите " " - в переводе на русский означает "не перестанем танцевать". Рисунок этот создала учительница школы "Шевах -Мофет". Эта школа популярна у русскоязычной общины и там учились многие репатрианты из бывшего СССР. Семеро учеников школы погибли в теракте.   

К 19.00 к месту трагедии на неофициальный траурный митинг собираются родители и друзья погибших ребят, выжившие в огне, свидетели и сопереживающие им люди. Музыканты поют печальные песни, а собравшиеся зажигают поминальные свечи.  В 21.00 с места теракта выезжают организованной колонной на памятный автопробег по центру Тель-Авива. К машинам и мотоциклам привязывают шарики и поездка сопровождается тревожными гудками, и, совершив круг, все возвращаются обратно.

Ровно к 23.45 раздается тревожная сирена памяти и в воздух выпускают воздушных дельфинов и воздушные белые шарики, на 21 из них написаны имена погибших.

21 жизнь, которая прервана в самом начале.

Мария Тагильцева - 14 лет
Евгения Дорфман - 15 лет
Раиса Немировская - 15 лет
Юлия Скляник - 15 лет
Анна Казачкова - 15 лет
Катерин Кастаньяда - 15 лет
Ирина Непомнящая - 16 лет
Марьяна Медведенко - 16 лет
Лиана Саакян - 16 лет
Марина Берковская - 17 лет
Симона Рудина - 17 лет
Юлия Налимова - 16 лет
Елена Налимова - 18 лет
Ирина Осадчая - 18 лет
Алексей Лупало - 17 лет
Илья Гутман - 19 лет
Сергей Панченко - 20 лет
Роман Джанашвили - 21 год
Диаз Нурманов - 21 год
Ян Блум - 25 лет
Ури Шахар - 32 года 



Дина Тененбаум, 2014 г.

 

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.