Я здесь останусь

Пережившие Ад

Я узнал мнение двух десятков старшеклассников, русских израильтян, тяжело раненных в теракте возле тель-авивской дискотеки "Дельфинариум" 1 июня 2001 года. Напомню, что в том варварском теракте, совпавшем с Международным днем защиты детей, погибли 20 подростков, а ранены были 108.

Из 20 опрошенных ребят, многие из которых еще проходят лечение, только одна девочка сказала, что хотела бы навсегда уехать из Израиля. Остальные - сразу на много лет повзрослевшие после пережитого - говорили о мести, о том, как, на их взгляд, нужно бороться с террором. Почти все сказали, что теперь они никуда не уедут отсюда: здесь могилы их друзей, и сбежать в этих условиях - значит предать их память и признать террор победившим. Вот некоторые из полученных ответов:

 

АВТООТВЕТЧИК

Анатолий  Алексин   

 

АВТООТВЕТЧИК                           

 

 Светлой памяти школьников, погубленных терактом

 у дискотеки, возле "Дельфинариума", а также

светлой памяти всех наших детей,  сраженных

 зверством террора посвящается...

                                                                                     

 Из дневника матери

Ты, я наблюдаю, находу что-то шепчешь себе под нос, губами неслышно сама с собой разговариваешь, - когда-то, в моем предалеком детстве, разволновалась мама. - "Ваша дочка вполне здорова?" - спросила меня соседка. Ты уж соседей не озадачивай!

Чтоб и дальше с собой беседовать, я стала вести дневник. Мама просила не "озадачивать" окружающих. Но я сберегаю в тетрадках то, чем жизнь озадачивает меня.

Давно уже сама стала матерью, а всё пишу и пишу...

 

 

Место встречи - дискотека

Борислав Протченко, опубликовано в газете "Вести" 30.10.01

Первого числа каждого месяца у входа в одну из самых популярных в Израиле "русских" дискотек "Дольфи" на набережную Тель-Авива по вечерам приходят одни и те же молодые израильтяне. Большинство из них говорит по-русски. Охранники близлежайшей стоянки их уже узнают и разрешают бесплатно парковаться. Все приходящие сюда в этот день собираются у небольшого камня, с надписью "Да будет благословенна их память". Несколько месяцев назад здесь прогремел ужасный взрыв, унесший двадцать одну молодую еврейскую жизнь. Более ста человек получили ранения разной степени тяжести.
Те, кто приходят сюда, приносят цветы и свечи, делая это еще и потому, что были здесь в тот злополучный июньский вечер, когда арабский террорист-камикадзе вошел в толпу молодежи, стоящей у входа в дискотеку, и привел в действие свою адскую машину. У многих здесь погибли друзья, многие пострадали сами. Вместе с молодежью к зданию дискоклуба "Дольфи" приходят родители погибших. Отзвуки той дискотеки все они пронесут через всю жизнь…

 

Памяти погибших друзей

Борислав Протченко, опубликовано в газете "Вести" 30.10.01

21 октября в иерусалимском Центре культур открылась первая выставка юной бат-ямской художницы Виктории Агуренко, посвященная памяти жертв чудовищного терракта в тель-авивском дискоклубе "Дольфи". Среди серьезно пострадавших, но выживших в тот страшный вечер была и шестнадцатилетняя Вика. Можно сказать, что ей "повезло", если в данном случае это слово приминимо - оказавшись в эпицентре взрыва (террорист-смертник стоял от нее всего в нескольких сантиметрах), она "отделалась" лишь двумя открытыми переломами левой ноги, таким же количеством открытых переломов левой руки, гвоздем в двух сантиметрах от сердца и массой проникающих осколочных ранений. От верной гибели ее спасло то, что она находилась среди нескольких рослых парней, принявших основной удар взрывной волны на себя. Двое из друзей Вики погибли…

 

Взрыв

Аркадий Шустеров, опубликовано в газете "Новости недели" 

 

 

 

 

Ночь. Снова ночь. И не уснуть. Не забыться. И все время видеть ее лицо. И не верить, что ее уже нет, и не коснуться уже больше никогда ее рук, и не погладить каштановые волосы, не заглянуть в серые, в восторге распахнутые миру глаза. Нет ее ласковой доброй Машеньки, ее красавицы, ее дорогой доченьки. А она, давшая ей жизнь, вложившая в нее всю душу, жива! И не разорвалось сердце после этого страшного взрыва. И уже нечем плакать - выплаканы все слезы.